Вадим Дробиз: «Розница стала заложницей нелепой государственной политики» – журнал для бизнеса Вадим Дробиз: «Розница стала заложницей нелепой государственной политики» – журнал для бизнеса
Сентябрь 2018

Вадим Дробиз: «Розница стала заложницей нелепой государственной политики»


— Вадим Иосифович, стал ли русский народ пить меньше?— Нет. Официальная статистика лжёт. Во всём мире лжёт, к слову сказать, как только речь заходит об алкоголе. На показателях потребления алкоголя сказывается наша демография: стало больше стариков, которые крайне редко склоняются к потреблению алкоголя. Потребителями алкогольной продукции являются люди в возрасте от 18 до 60 лет. Получается, что населения в России стало больше, но больше его за счёт пожилых людей, малопьющих. Росстат, однако, это не учитывает. Официальные показатели потребления алкоголя на душу населения в год уменьшаются, но фактически пить стали больше.

— Какова же картина на самом деле?

— Я приведу цифры. В СССР на душу населения в год приходилось 27 л винодельческой продукции, 25 л пива и 10–11 л крепкого алкоголя. Сегодня винодельческой продукции пьётся 8 л в год на душу населения, пива — около 60 л, крепкого алкоголя и суррогатов — не менее 15–16 л. Причём, акцент идёт именно на потребление суррогатов. Суррогатов крепкого алкоголя очень много. И вот эта структура потребления алкогольной продукции говорит о том, что мы испытываем глубочайший кризис — как экономический, так и социокультурный. Люди при социализме были совсем иными, со светлыми взглядами. Сейчас у нас совершенно другие люди, с иными взглядами. Как только страна станет пить вино — это можно будет считать выходом из кризиса.

— Возможно, стало больше ресторанов, баров, кафе?

— По сравнению с советским периодом — безусловно. Но если говорить о нашей новейшей истории, то их не становится больше. Одни закрываются, другие открываются. На всю Россию примерно 45000 баров и ресторанов, которые продают алкоголь. И это примерно в семь раз меньше такого же показателя (количество питейных заведений по отношению к численности населения) в Финляндии, Швеции и других европейских странах.

— Что вы можете посоветовать людям, которые сегодня хотят начать бизнес, связанный с продажей алкогольных напитков?

— Не советую начинать. Бежать, как от огня. В этом бизнесе остались только ненормальные, вроде меня. Новые не приходят. Нормальные люди сюда не приходят. И как правило, ни у кого ничего не получается из новичков. Другое дело, что можно пойти в винодельческий бизнес, взять на работу крупных специалистов, чего-то добиться на этом поприще. В виноградарство и в виноделие можно вкладываться, за ним будущее в России.

— Почему?

— Очень зарегулирован рынок алкоголя. Ни с каким другим рынком даже нельзя сравнивать — по числу запретов и ограничений мы обошли всех. В нашем государстве проводится очень жёсткая политика по сокращению числа рабочих точек. На 1 января 2012 года алкогольную продукцию продавали 305 000 торговых точек. В 2015 году этих точек осталось 220 000 — то есть, мы потеряли почти треть точек. И государство продолжает эту политику. Второе — власти поддерживают развитие крупных сетевых торговых организаций. Мелкие магазины в этих условиях чудом выживают. Сетевые же — буквально жрут друг друга. Например, на сегодняшний день у нас примерно 50 000 сетевых магазинов, большая часть из них федеральные. Они кого смогли сожрать, того уже сожрали. Но есть ещё примерно 130 000 малых магазинов, «магазинов у дома». Какая судьба их ждёт — пока сказать довольно сложно. Но последние несколько лет их число боле-менее стабильно.

— Можете привести пример конкретного запрета?

— Очень много запретов по так называемым «социальным радиусам». Что это значит? Вот у вас был, например, небольшой магазин, который торговал алкоголем. Работал 10 лет. Возле вас открылся внезапно массажный салон. И вы вынуждены будете закрыть свой магазин, потому что он должен быть расположен на определенном расстоянии от социальных объектов, и от салона массажа в частности. В регионах социальный радиус (расстояние от школ, больниц, поликлиник и прочих объектов до точек продажи алкоголя) составляет от 20 до 50 метров. Открылся салон в 20 м от вас — всё, закрывайте магазин. Розница стала заложницей нелепой государственной политики. Никому не рекомендую сюда соваться.

— Какую часть дохода составляет доход от продажи алкоголя в «магазинах у дома»?

— Алкоголь, безусловно, самый высокомаржинальный продукт. В малых магазинах он даёт от 35 до 40% всей выручки. За счёт высоких цен на алкоголь в таких магазинах держат низкие цены на социально значимые продукты — молоко, хлеб, крупы и так далее.

— Скажем, человек торговал алкоголем несколько лет. Ему теперь надо сдаться под напором запретов?

— Не обязательно, конечно. Можно попробовать бороться. У нас ведь везде примерно одинаковая ситуация — в других отраслях тоже никого не ждут с распростёртыми объятьями. Не стоит поэтому удивляться, что никто в бизнес не идёт, все идут в наёмные рабочие. В любой стране мира, впрочем, 5-7% людей, которые создают бизнес. Это капитализм. Я противник капитализма. Я — за социализм.



Поделиться в Социальных сетях



Добавить комментарий